24 | 02 | 2018
Информация "Гарболово-oзеро"
Гарболово-озеро.Всеволожский район
Гарболово-Озеро
Главное меню. Гарболово-озеро
История Куйвозовской волости.Гарболово.
Краеведение
Среда обитания.
Законодательство
Природные стихии

Гражданка.Между двух войн.

До февраля 1923 года деревня Гражданка входила в Муринскую волость Петроградского уезда Петрогражской губернии. Затем ее административная принадлежность менялась очень часто.Сначала Гражданка вошла в Ручьевский сельсовет Токсовской волости, а потом - в Муринский сельский совет. В феврале 1926 года она вновь передается в состав Ручьевского сельского совета. С февраля по август 1927 года Гражданка входила в Парголовскую волость, а с 1 августа 1927 года - в Парголовский район созданной тогда же Ленинградской области. С октября 1930 года Гражданку включили в состав Выборгского района Ленинграда. Вплоть до Великой Отчественной войны Колония Гражданка сохраняла свой национальный колорит, хотя прежняя немецкая идиллия на Гражданке исчезла, еще с началом Первой мировой войны. На питерских немцев стали коситься , как на соплеменников "злейших врагов России". Затем - первое послереволюционное раскулачивание.
Тем не менее, упоминание о любопытном образе Колонии Гражданка, "до наших дней сохранившей свой язык, обычаи и несколько замкнутый образ жизни" ,можно найти в путеводителе по Ленинграду даже 1940 года. Лишь несколько дорог в Гражданке в 1920-1930-е годы были замощены булыжником, однако остальные улицы вовсе не утопали в грязи так как вдоль улиц и между домами имелись дренажные канавы. Песчаные дорожки около домов окаймляли аккуратные зеленые газоны. Мощеные дороги поддерживались в хорошем состоянии, поскольку через Гражданку с раннего утра происходило оживленное движение караванов груженых телег. Вдоль главного тракта находилось немало чайных, различаемых по именам владельцев : в Русской Гражданке - чайные Смолина и Тарасова, в Колонии Гражданка - чайные Титова, Солнцева и Большакова. В кузнице немца Юга можно было подковать лошадей.

По воспоминаниям старожилов, немецкие жители Колонии Гражданка отличались музыкальностью. Пианино имелось почти в каждом доме. У колонистов существовали три оркестра - для юношеского, среднего и старшего возрастов. Одной из традиций немецких колонистов Гражданки являлось ежегодное празднование Дня урожая. В этот день местные жители собирались в разукрашенном иллюминацией "Молотильном доме" на Мирской дороге. (Эта улица сохранялась до конца 1950-х годов, она проходила от Гражданского проспекта в направлении нынешней улицы Бутлерова, а название ее связано с тем, что здесь устраивались сходы сельской общины - "мира").
Уникальные сведения о жизни немецких жителей Гражданки в 1920-1930-х годах содержатся в воспоминаниях бывшей колонистки Валентины Яковлевны Бауэр, родившейся в Гражданке 9 августа 1920 года. "Между собой колонисты говорили больше по-русски,- вспоминает валентина Бауэр.- Всего в Колонии было 35 домов нецмев.Когда построили наш дом, то есть дом родителей отца, я не знаю. Его адрес : "Колния Гражданка, дом № 31", он стоял наискосок от немецкой церкви. Детей у колонистов было помногу. Бабушка полдома отдала моему папе, а другую половину - его брату с семьей. Остальным сыновьям строили дома, когда они женились. Младшему брату отца Федору бабушка купила земельный участок у Петра Лаврова на Лавровой улице, дом № 15. В нашей половине дома были две комнаты, кухня, коридор, веранда, такая же планировкаи на втором этаже. Комнаты оклеены обоями, кухня покрашена масляной краской. Веранда остеклена, перед ней сад. В саду деревья и цветы. Дорожки пололи и засыпали песком. За домом конюшня из бревен, дальше навес для телег и огород. Его держали в порядке, всегда показывали гостям. На огороде сажали овощи для себя и для скота, молоко продавали, а масло и сметану покупали в магазинах"
Соседи колонистов подтверждают, что в 1930-х годах немцы на Гражданке совершенно обрусели, их дети учились в одних школах со всем остальным населением. "Общались между собой колонисты по-русски, немецкого языка на Гражданке я почти не слышала, - вспоминает Галина Владимировна Михайловская.- Жили немцы очень дружно и как-то все вместе. Всегда у них было очень чисто и в домах, и в палисадниках".
Впрочем, вернемся к воспоминаниям колонистки Бауэер. "Предки мои занимались сельских хозяйством, - рассказывает она. - До революции держали лошадей, коров, свиней. Отец рассказывал, что трамвайную линию проводила какая-то норвежская компания, а наши колонисты поставляли сових лошадей, подвозили грунт и другие грузы. Лошади были ломовые, телеги на резиновых колесах. В 1930-е годы все лошади и инвентарь объединили в организацию "Выборгский транспортник", находившуюся в помещении "пожарки" (пожарной части). У моей мамы, которая родилась за Пискаревским лесом, где стояло несколько домов немецких колонистов, тожебыло много братьев и сестер. Ее отец рано умер, командовала всем бабушка. Мама вставала раньше всех нас , трудилась по дому. Везде чистота и порядок. Жили безизлишеств, но в праздники было все. В гости приходили родственники и хорошие знакомые, часто приходила бабушка. Папа ее очень уважал. Каждое воскресенье мама готовила особенный обед. Национальное блюдо - немецкая домашняя лапша. Ее делали на яйцах, тонко раскатывали и резали мелко,как ниточки. В праздники подавалось праздничное угощение, выпивали, но драк и скандалов не помню. Молодежь танцевала под граммофон,мужчины играли в карты - преферанс. Немки любили украшения - кольца, браслеты..."
В августе 1927 года в Колонии Гражданка произошло редкое и очень значимое событие : отмечалось столетие немецкого поселения. Немецкая лютеранская кирха не осталась в стороне от праздника. "Через дорогу протянули плакат, - вспоминает Валентина Бауэр.- Было очень много гостей из других немецких колоний. В каждом доме жили гости. Праздник проходил в убранном и разукрашенном сарае. Играл орекстр, гости пили какао. Всех фотографировали". ...
Очень трогательные воспоминания связаны у Валентины Бауэр с последней в истории Гражданки церемонией конфирмации в лютеранской церкви в лютеранской кирхе, происходившей незадолго до 1935 года. " Кирха была двухэтажная, деревянная,небольшая, - рассказывает она.- В небольшом тамбуре висела блестящая кружка, в нее прихожане бросали деньги. Посредине проход с ковровой дорожкой, по краям скамейки со спинками, на полочку люди клали молитвенник-песенник. Орган находился на втором этаже. Пастор читал проповедь по-немецки, встав на возвышение рядом с алтарем. Последний пастор был молодой и красивый. Недели две ходили мы по вечерам в кирху, понимали мы плохо, одна девушка с Поволжья хорошо понимала язык, потом нам пересказывала. Накануне конфирмации мы в темных платьях ходили отвечать хором на вопросы пастора, разукрашивать кирху цветами и ветками зелени, а утром церковь была поным полна народа. Нас, в нарядных белых платьях, построили в тамбуре, впереди пастор с Библией. Открылись двери, грянул орган...Все люди встали... Вот уже прошло семьдесят лет, а я , как вспоминаю, плачу. Пастор провел утреню, причастил нас,а потом родичи с букетами цветов поздравляли нас. С гостями мы все пошли домой, в нашем саду фотографировались.Скоро кирха перестала действовать, в ней сделали общежитие."
5 января 1935 года лютеранскую кирху закрыли и переделали ее в общежитие. Прекрасный орган, стоявший там, безжалостно разрушили. По словам старожилов,  возле бывшей кирхи дети еще долго находили трубочки от органа, но родители строго запрещали им играть ими.
Несмотря на все исторические катаклизмы Гражданка продолжала жить особой полудеревенской жизнью. Сущнствовали тут и свои местные достопримечательности. К их числу относились "китайские огороды", находившиеся в Русской Гражданке,- там, где теперь расположены высоковольтный корпус Политехнического института и сами высоковольтные линии. Выращивали китайцы в основном лук и морковь. Рассказывают, что здешние китайцы отличались зажиточностью и ручьевские крестьяне ходили наниматься у ним в работники - "батрачить".
А в районе нынешней улицы Карпинского жили эстонские поселенцы. Они выращивали ягоды, и старожили Гражданки, которых в далеком детстве родители отправляли "к эстонцам за ягодами", до сих пор вспоминают их клубнику. Еще одной достопримечательностью служил знаменитый колодец с "серебряной водой", славившейся необыкновенной чистотой.Он находился на месте нынешнего дома 24 по Гражданскому проспекту. По словам старожилов, даже после того, как на Гражданку проложили водопровод, жители брали воду для самоваров только из этого колодца. Как пишет исследователь Гражданки Марина Никитина, "теперь колодец засыпан и срублен, стоящий неподалеку от него, последний старый тополь Колонии Гражданка...".
Лев Леонидович Голованов, живший на Старцевой улице, в доме № 8, рассказывал: "До войны и после войны с Германией по Гражданскому проспекту ходил автобус от Светлановской площади до поселка Мурино (Медвежий стан). До советско-финской войны 1939-1940 годов автобус довозил пассажиров только до моста через реку Охту. За мостом стояли пограничники,и начиналась пограничная запретная зона сразу за мостом. Во время купания в реке Охта запрещалось выходить на ее левый берег, и вдоль берега были пограничные патрули".
По воспоминаниям Галины Владимировны Михайловской, в 1920-1930-х годах, в пору ее детсва и юности, "наша Шикановская улица была зеленой и тихой, с двухэтажными домами. На старцевой улице в доме , где раньше находилась богадельня,открыли детский сад и красный уголок. Все население округа собиралось туда на собрания, смотреть спектакли - там занимались художественной самодеятельностью. Была у нас управдом тетя Шура Еремина, которая весь округ держала в порядке, всех знала, и мы удивлялись, как может человек справляться с таким хозяйством. Многие из стариков ее помнят,и все до сих пор говорят ей спасибо. Завод "Светлана" каждое утро собирал народ на работу своими гудками, иногда на Кушелевке гудели паровозы, церковный колокол оповещал о праздниках - и опять тихо... Всей оравой мы ходили купаться на реку Охту, что протекает в Мурино. Ходили по полям, через немецкое кладибище,до тех пор, пока милиция в склепах не нашла преступников. С весны до осени мы бегали босиком. Воздух на Гражданке всегда чистый, ведь рядом не было дымных труб заводов.  Все наше детство прошло около леса и пруда. Весь район Гражданки был в прудах. напротив теперешнего "Максидома", с противоположной стороны Гражданского проспекта, находилась пожарная часть. Там били в колокол или ржали кони, все ребята из округи бежали туда. На бочке сидел пожарный Моторин в яркой золотой каске и правил лошадьми. Спрашивали: "Где пожар?" "Нет пожара, лошади застоялись", - обычно отвечал он и водил их "на прогулку" вокруг квартала. Мы конечно шли рядом. На углу Лавровой улицы на двухэтажном доме красовалась вывеска "Чайная", там же находился шлагбаум и стояли лошади-"тяжеловесы" с "лохматыми" ногами. Каждое утро обоз лошадей с рабочими ехал в город на заработки, и тишинав округе нарушалась цоканьем копыт лошадей по булыжной мостовой. Днем приезжал мороженщик с тележкой, всех оповещал. Все ребята высыпали на улицу. Во двор заходили мастеровые - "Точить ножи-ножницы", потом старьевщиккричал : "Халат, халат!", - и все отдавали ему ненужные вещи".

Столетие Гражданки стало грандиозным праздником, который надолго остался в памяти у жителей. Готовились к нему задолго, всей общиной. До сих пор у многих бывших колонистов с Гражданки и их потомков в семейных архивах хранятся бесценные реликвии с того праздника – фотографии собранных вместе жителей Гражданки (отдельно взрослых и детей) и вид празднично украшенной колонии.
Уникальные воспоминания о праздновании столетия Гражданки сохранились в воспоминаниях колониста с Гражданки Виктора Владимировича Бауэра. Он в свою очередь опирался на записи Марии Христофоровны Эйдемиллер (до замужества Эргардт).

Вот что в этих записях говорится:
«В дни праздника вся колония была разукрашена маленькими флажками, перетянутыми через дорогу, а на обоих концах колонии были сделаны арки с надписями «1827 – 1927»: у церкви и у дома Леверенц. У Якова Эргардта и у Егора Федоровича были звезды с номером «100». Все было освещено цветными фонариками.
В состав комиссии по подготовке и проведению праздника входили 13 человек: Федор и Андрей Фогельгезанги; Егор, Федор, Александр, Мария, Христина, Катерина Эргардты; Федор Вализер; Адам, Эдуард Бауэры; Христина Юнг. Плакаты писал Владимир Бауэр. Знамя шелковое шили Христина Эргардт; Мария, Христина, Александра Эйдемиллер, секретарем был Федор Эйдемиллер.
Свое столетие колония Гражданка отмечала 14 августа 1927 года. С семи часов утра нас разбудили с музыкой, играл хор на углу Петровской улицы. Церковь открылась в половине одиннадцатого. Священники были пастор Бартель и пастор Панфер. Пели первый хорал (# 30), второй хорал (№ 8) и четвертый (№ 21). Пастор Бартель рассказал, как наши прадеды начали здесь существовать и как они жили – кругом враги, бедность, все чужое; лес, болото. Не имели даже понятия о русском языке. Пастор Панфер передал нам привет из колоний, находящихся на Волге. Сказал, что на Волге они все еще живут так, как приехали из Германии. Все их удовольствие – только петь молитвы, читать Библию и ходить в церковь. (В Гражданке же в те времена уже многие говорили по-русски и было мало верующих. – Прим. В. В. Бауэра.)

После церкви было шествие по всей колонии. Нес знамя Егор Петрович Эйдемиллер. Затем состоялся митинг. У дома Титова сделали трибуну, с которой выступал с речью Федор Адамович Эйдемиллер. Он подробно рассказал об истории возникновения немецких колоний в окрестностях Петербурга и об основании в 1827 году Гражданки. Рассказал, что сюда из Новосаратовской колонии прибыли Эргардт и Фогельгезанг, Вализер, из Ижорской колонии – Леверенц, из Средней Рогатки – Аман, Шефер, Эйдемиллер, а позднее Бауэр и Бич – всего около 20 душ. Земля была приобретена у графа Воронцова в количестве 165 десятин – в основном леса и болота.
Называлась эта местность «Воронье болото». Название «Гражданка» колония получила потому, что кругом земли принадлежали гражданам. Обработка ее стоила многих трудов, были выстроены маленькие хижины, из них одна еще существует – это дом № 35. С течением времени колония стала разрастаться, и в настоящее время насчитывается около 300 душ.

«Еще могу сказать, – отметил Эйдемиллер, – если бы не революция, то нам не пришлось бы праздновать настоящее столетие, так как в 1917 году был издан приказ о выселении всех колонистов в Сибирь». А закончил он свою речь призывами: «Желаю, чтобы в дальнейшем колония развивала свою культурную деятельность! Да здравствует революция! Да здравствует советская власть! Да здравствует 100-летие колонии Гражданка!». Музыканты исполнили «Интернационал», а следующим выступал председатель сельсовета Рожков.
«Граждане Ручьевского сельсовета просили поздравить вас с праздником 100-летия существования колонии, – сказал Рожков, – желают вам провести ваш праздник весело; благодарят вас за дружбу, которая существует с вами, и желают вам еще несколько раз справить юбилей». Затем духовой оркестр снова исполнил «Интернационал».
Последним выступил пастор Панфер. Затем начался обед в сарае в доме № 35, а после обеда – бал. В семь часов вечера начался спектакль. Артистами были Александр Вализер, Катерина Бич, Катерина Фогельгезанг, Федор Фогельгезанг. Были и другие номера – песни, танцы.
После спектакля устроили фейерверк по дороге к кладбищу. Был очень красиво сделан вензель в виде цифры «100 лет Гражданке». После фейерверка были танцы, но пришло очень много народа, стало тесно, так что едва возможно было танцевать. В другом сарае был буфет, в котором всю ночь хорошо торговали. Буфетчиками были Петр Бич, Федор Вализер и др. Танцы продолжались до шести часов утра.

15 августа состоялся большой праздник для детей. Дети шли с флажками под музыку. Пили какао с печеньем, получили конфеты и груши, играли, пели. Их снимал фотограф группами. Было много гостей из других колоний, вечером снова были танцы до часа ночи. Скандалов не было»..

(СПб Ведомости)
Жизнь на Гражданке была неторопливой и размеренной, не очень богатой на яркие события и исключительные происшествия.Три события, по словам Галины Владимировны Михайловской, будоражили жизнь обывателей Гражданки : пожары,случавшиеся крайне редко, приезд цыган и похоронные профессии. Табор цыган обычно останавливался около Пискаревского леса. отттуда слышались песни под гитару, там горели костры, и все население Гражданки, особенно молодые ребята теряло покой. Целую неделю или больше цыгане отдыхали, поили лошадей, купались в ближайшем пруду, называвшемся "зеленка" по цвету покрывавшей его ряски...

(по материалам книг С.Е.Глезерова)

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Дачникам и Садоводам. Статьи.
.