21 | 11 | 2018
Информация "Гарболово-oзеро"
Гарболово-озеро.Всеволожский район
Гарболово-Озеро
Главное меню. Гарболово-озеро
История Куйвозовской волости.Гарболово.
Краеведение
Среда обитания.
Законодательство
Природные стихии

Промыслы крестьянского населения XIX века

В волостях С. - Петербургского и Шлиссельбургского уездов, как и на всей территории С. - Петербургской губернии, земледелие не являлось основным занятием населения, так как при среднем урожае доставляло только 3/5 необходимого количества продовольственных средств. Большая часть населения была вынуждена заниматься промыслами (так назывались все источники доходов, помимо земледелия).
Разнообразие промыслов определялось близостью к Петербургу и было направлено, в основном, на удовлетворение нужд столицы.
Первое место между дворовыми промыслами обоих Уездов занимал сбыт молочных продуктов. В Петербургском уезде он был распространен в значительных размерах по всей территории, но особенно сильно в местностях обеих земледельческих полос - немецких колониях и северных волостях. Только два селения Муринской волости - Большие и Малые Лаврики не принимали участия в промысле, во всех остальных селениях имелись крестьянские семьи, занимающиеся сбытом молочных продуктов.
Из общего числа коров-10156 не сбывалось молоко только от 899 коров, или 8,9%. Степень доходности молочного промысла зависела от многих причин, из которых важнейшие: порода скота, уход за ним, удобства сбыта (расстояние от Петербурга, присутствие дачников) и способы сбыта (непосредственно потребителям или через посредников).
Преобладающими породами рогатого скота в Петербургском уезде были обыкновенная русская и финская; ближе к столице встречались холмогорки и ярославки; в немецких колониях и у отдельных хозяев из русских и финнов пригородных местностей встречались коровы иностранных пород. На молочных фермах держался иногда голландский скот. В местностях, лежащих ближе к Петербургу, скот был лучше.
Также близость к Петербургу отражалась и на уходе за коровами: на севере уезда кормом служила почти исключительно солома, а по мере приближения к столице начинало преобладать луговое сено. В подстоличных местностях на корм коровам шли тимофеевка, отруби, пареный картофель и барда с пивоваренных и винокуренных заводов.Различия в породе коров и в уходе за ними отражались на продолжительности периода доения и размерах удойности. Так, по Коркомякской, Лемболовской и Кюляятской волостям продолжительность периода доения составляла 6 месяцев, в Вартемякской-6-7 месяцев, в Осинорощенской-8-9 месяцев, в Муринской, Ново-Саратовской и Полюстровской-9-10 месяцев.
Ежедневный удой от одной коровы в трех первых волостях составлял 5-7 бутылок, в Вартемякской - 6-7 бутылок, в Осинорощенской-7 бутылок, в Муринской и Ново-Саратовской-10 бутылок. В Полюстровской волости ежедневный удой простой русской коровы-10-15 бутылок, ярославской-15-20 бутылок, холмогорской- 20-25; отмечалась одна корова голландской породы, дававшая до 48 бутылок молока в день.
Главным местом сбыта являлся Петербург, где молочники доставляли товар непосредственно потребителям или чаще сдавали в молочные магазины и торговцам молоком на Охте и на Сенной, и в так называемые "молочные фермы", где собственных коров не было. Местный рынок получал значение только в летний период, с наплывом дачников.
Цельное молоко сбывалось крестьянами сравнительно редко, чаще продавали снятое молоко и сливки. В северных волостях крестьяне, имеющие мало коров, сбывали лишь сливки, а снятое молоко оставляли для семьи. В трех северных волостях некоторые крестьяне сбывали только масло - на мызы и в местные лавки.
В Вартемякской и Осинорощенской волостях многие крестьяне в течение Великого и Филиппова постов не возили молоко в Петербург и не сбывали на месте, а выделывали из него творог и сметану, которые в конце поста сбывали в Петербург. В молочном промысле главную роль играли женщины, мужчины занимались почти исключительно доставкой продукта на рынки.В Шлиссельбургском уезде молочный промысел был распространен главным образом в северной полосе уезда, особенно в Токсовской волости.
В двух волостях, лежащих ближе к Петербургу, молочным промыслом однако занималось меньшее число дворов, что объяснялось тем, что крестьяне Токсовской волости, благодаря большому наделу, имели больше средств для содержания коров, тогда как в Рябовской и Колтушской волостях расширение скотоводства возможно было только при помощи аренды выгонов и покосов. Однако, в Колтушской волости средний двор, занятый молочным промыслом, получал доход несмотря на меньшее количество коров, почти в 4 раза более, чем в Токсовской волости.
В Колтушской волости сбытом молочных продуктов занимались исключительно селения, входящие в состав северной полосы, из них только два, единственные в этой местности чисто русские селения, Большая и Малая Жерновки, совсем не занимались молочным промыслом. Остальные селения Колтушской волости, всецело финские или имевшие незначительную примесь русского населения, занимались молочным промыслом в самых широких размерах. Колтушские крестьяне, как и вообще крестьяне северных волостей, сбывали молоко непосредственно сами на рынок. Скупка молока на месте у производителей и перепродажа его здесь почти не имели места.
Число дворов, занятых молочным промыслом (по волостям):
Матокской-189 (27% от общего числа дворов)
Токсовской-576 (75%)
Рябовской-239(62%)
Колтушской-463(54%)
Коркомякской-270(64%)
Лемболовской-200(68%)
Кюляятской-290(74%)
Белоостровской-370(62%)
Вартемякской-290 (64%)
Осинорощенской-252 (85%)
Муринской-59 (20%)
Ново-Саратовской-158 (65%)
Полюстровской-114 (28%)

Рядом со сбытом молочных продуктов можно поставить грибной и ягодный промысел. В обоих уездах он был распространен преимущественно в интересующих нас волостях. Крестьяне сбывали ягоды (бруснику, клюкву, морошку, чернику, землянику) и грибы непосредственно в Петербург.
В 1882 г. по Матокской волости были собраны более подробные сведения по сбору ягод. Так, в 12 селениях этой волости промыслом занималась 191 семья; они собрали всего 1485 четвериков (1 четверик - 26,239 л) лесных ягод на сумму 2970 рублей. 1882 год отмечен как неурожайный. Средний сбор на семью был равен 7-8 четверикам, средняя выручка по годам колебалась от 3-15 рублей на семью. По волостям Токсовской и Рябовской ягодный промысел был распространен в таких же размерах. В Колтушской волости сбором ягод занималось значительно меньшее число семей, но количество собираемых средним двором ягод и выручка были больше.
Сбор грибов давал значительно меньший заработок, чем сбор ягод, но иногда отдельные дворы зарабатывали хорошие деньги этим промыслом. Так, например, в деревне Волоярви Матокской волости один двор сбывал до 5 возов грибов. Так же и в особенно урожайные годы, как, например, 1896 год, когда урожай грибов был так велик, что, по отзывам крестьян, сбор грибов оказывался выгоднее хлебопашества.
Садоводство и огородничество
Промысел этот имел место только в двух волостях - Рябовской и Колтушской. В Рябовской волости крестьянин Дер. Щеглове имел 1/4 десятины клубничника, крестьянин Дер. Смоленской имел клубничник такого же размера. Садоводство в Колтушской волости было развито исключительно в сельских обществах, входящих в состав северной полосы: Каннистском, Колтушском, Оравском, Виркинском и Манушкинском. В 28 селениях, в которых имелись 146 садов, этим промыслом занималась четвертая часть населения. Особенно процветало садоводство в Больших и Маль1х Вирках. Эти селения выделялись как по количеству занятых промыслом дворов, так и по размерам садов. Большие сады имела деревня Русская Кирка. В Малых Вирках и Русской Кирке каждый сад занимал почти треть десятины. Все же сады Колтушской волости занимали пространство, равное 22 десятинам, а среднее пространство сада равнялось 356 квадратным саженям. Выращивали смородину, малину, клубнику, крыжовник и яблоки.Огородничество по всему уезду не являлось промыслом, а служило только для удовлетворения нужд самой крестьянской семьи. Разводили на огородах капусту, лук, морковь, петрушку и т. п.В большей части селений пяти северных волостей Петербургского уезда промышленное огородничество распространения не имело. Что касается садоводства, то оно было сосредоточено исключительно в восточном углу южной половины уезда.В частновладельческих хозяйствах фруктовые сады, огороды, парники также не носили промышленного характера и занимали незначительную площадь. Так, оранжереи "для себя" существовали в имениях Вартемяки - П. А. Шувалова, Розальвино - П. М. Кованько, М. Кайдалово - барона В.А. Кусова, Б. Куйвози - Лошкаревых; фруктовый сад и парники в Осельках - П. А. Плахова.В Рябовской волости на мызе Новокрасненской (наследников А. А. Чеснокова) отмечен ягодный сад, из которого клубники и земляники продавали на 1000 рублей.Значительно больший заработок, чем все другие, кроме молочного, приносил питомнический промысел. Особенное развитие он получил в Матокской и Токсовской волостях, а также в Коркомякской, Лемболовской, Кюляятской и Вартемякской. Занимались им, главным образом, финны. Крестьяне брали на воспитание детей из Воспитательного дома и от частных лиц, получая за это определенную сумму денег.Лесные промыслы.Дранье ивовой коры было распространено во всем Шлиссельбургском уезде. В Матокской, Токсовской, Рябовской и Колтушской волостях этим промыслом занимались в 736 селениях. В 1882 г. ими было надрано 20161 пуд. коры. В Петербургском уезде этот промысел имелся в волостях Коркомякской, Лемболовской и, отчасти, в Муринской, Полюстровской и Вартемякской. Кору драли обычно весной или летом в течение 2-3 недель перед сенокосом, срубая предварительно дерево, реже обдирали прямо на корню. Надранную кору сушили и толкли, и уже в измельченном виде доставляли в Петербург на кожевенные заводы. Этот промысел был очень невыгоден.Метелочный промысел практиковался исключительно в Токсовской волости в 8 селениях (Койвукюля, Турново, Хепоярви-1, Киммакала, Лепсарь, Хепоярви 2 и 3, Варракала), где 285 семей приготавливали 330100 штук метелок в год. Производство банных веников было сосредоточено в Муринской волости (Малые Лаврики).Собственно ремесел и кустарных производств в обоих уездах насчитывалось более 100 видов. Однако все они были сосредоточены преимущественно в волостях, расположенных за границами Всеволожского р-на (кроме сапожников, башмачников и кузнецов, которые были распространены по всему уезду). В Ново-Саратовской волости кустарный характер носил колесный промысел (сбыт на месте и в Петербурге). В Коркомякской волости один бондарь делал на продажу мелкую деревянную посуду; в с. Екатериновке Лемболовской волости также работал один бондарь. Лес покупался у местного землевладельца по 15 коп. с вершка. Работа производилась только зимой.Из других промыслов, имеющих дело с деревом, можно отметить сбыт оглобель и палок, щипание лучины и добывание ждановской жидкости.Оглобли рубили в с. Ойнолове Лемболовской волости на арендованной земле, поросшей мелким лесом. Сбывали в Петербург ломовым извозчикам по 3 руб. за воз.Палки, преимущественно рябиновые, шли из северных волостей. Использовались на обручи для бочек и рыболовных снастей.Щипанием лучины занимался один финн в Дер. Ховимяки.Ждановская жидкость выделывалась в Сергиевской слободе Полюстровской волости одним мещанином.Производил на заказ до 100 ведер в год. Материал - дуб и береза. Остаток от производства до 20 ведер дегтя.Возка дров и теса имела главное значение для крестьян Белоостровской волости, на долю которых приходилась почти половина занятых этим промыслом. В промысле участвовали также крестьяне трех северных волостей, Вартемякской и Осинорощенской. Крестьяне Лемболовской волости возили дрова в Левашово на Пороховые заводы из Рябова и других мест. В Коркомякской волости возили дрова на бутылочный завод за 3 версты; крестьяне Вартемякской волости возили от Халузи до Удельной и до первого Парголова.Значительным промыслом для крестьян Вартемякской и Осинорощенской волостей было катание публики на масленице (в Петербурге). Были извозчики и из Шлиссельбургского уезда (Матокской и Токсовской волостей), которые занимались легковым извозом, а также возкой снега и нечистот.Копание камня производилось в Рябовской волости в деревнях Ковалеве и Смолино. Камень поставлялся на пороховые заводы.Песок копался в Шлиссельбургском уезде в значительном количестве по обоим берегам р. Невы. Песчаные копи находились на надельныхземлях деревень Пески, Выборгская Дубровка.Судовой промысел (владение судном и работа на нем, работа на судне по найму, конная тяга судов по каналу).В Матокской волости владение судами и работа на них по найму имели место в деревнях Верхние и Нижние Никулясы и Гавань Остерман (Остерманево). В последней все дворы принимали участие во владении судами-соймами. Каждая из сойм принадлежала двум или даже трем дворам. Один донскот принадлежал четырем семьям. На соймах обыкновенно возили дрова. Их покупали в Финляндии или в лесных дачах князя Голицына, подвозили зимой к озеру и с наступлением навигации доставляли на фабрики и заводы по Неве. Соймы поднимали 50-180 саж. дров, донскот- 400 саж.В Колтушской волости судами (полулодками и тихвинками) владели крестьяне деревень Пороги, Богородицкое и Выборгская Дубровка. Каждый двор владел целым судном (всего 8 дворов). На судах перевозили также дрова и отчасти разного рода товары из Шлиссельбурга. Наемными рабочими на судах и пароходах служили крестьяне из всех приневских селений Колтушской волости, но особенно из Выборгской Дубровки, Песков и Порогов. Рыболовством крестьяне занимались во всех интересующих нас волостях Шлиссельбургского уезда. В Токсовской волости рыба ловилась во внутренних озерах, а в остальных волостях - в Ладожском озере; кроме того, в Колтушской волости по р. Неве.В Матокской волости рыболовством занимались жители деревень Верхние и Нижние Никулясы. В деревне Волоярви 5 семей занимались исключительно ловлей раков. Одна семья арендовала рыбную ловлю на Ладожском озере у кн. Голицына.В Рябовской волости рыбной ловлей занимались жители деревень Морье и Татарщина. Обычный заработок семьи-100 рублей.В Колтушской волости занимались рыболовством по нескольку крестьян из деревень Пески, Выборгская Дубровка и вся деревня Шереметьевка. У каждого рыболова была своя лодка и снасти. Рыбу (главным образом плотву и окуней) ловили мережами и сетями. Сбыт на месте или в Шлиссельбурге.Лов раков. Этим промыслом занимались только в двух деревнях Муринской волости - Больших и Малых Лавриках. Раков ловили в р. Охте с конца апреля до Петрова дня (29 июня ст. ст.). С Петрова дня до Ильина ловля прекращалась, так как раки в это время залезали в норы для линьки. С Ильина дня (20 июля ст. ст.) начиналась ловля больших раков и продолжалась до 20 августа. Ловили сачком, с приманкой и без нее. При хорошем улове один человек мог наловить до 300 штук в день.В трех северных волостях Петербургского уезда крестьяне занимались сбором муравьиных яиц. Делалось это следующим образом. Найдя муравьиное гнездо, делали вблизи ток (т. е. очищали и утаптывали землю) и выкапывали вокруг тока канаву, которую наполняли водой, чтобы муравьи не расползлись. Затем просеивали все гнездо с мусором через редкое решето на ток, а оставшийсякрупный мусор клали опять на прежнее место. На ток насыпали сухих листьев или веников. Муравьи немедленно начинали таскать яйца под листья и таким образом исполняли работу выбирания яиц из мусора. Крестьяне приходили через несколько часов и забирали уже сложенные яйца. Обычно один и тот же ток служил для выборки яиц из многих муравейников. Муравьиные яйца употреблялись для корма птиц и золотых рыбок, сбывались в Петербурге, а оттуда шли даже за границу.В обозрении промыслов отмечалась одна общая характерная черта, а именно - существование посредничества между производителями и потребителями. В той или иной форме оно эксплуатировало почти все виды промыслов, нередко сводя заработок производителя до ничтожнейшего минимума и значительно возвышая стоимость товара для потребителя. Зло посредничества являлось следствием отсутствия какой-либо рациональной организации сбыта продуктов крестьянских промыслов, а также неудовлетворения потребности населения в кредите.Охота. Промыслового значения не имела. Любительская охота производилась в удельных и казенных лесах; в частновладельческих лесах охота сдавалась в Вартемякской волости им. Медное, в Коркомякской - с. Коросари, в Куйвозовской - в им. Америка, в Колтушской - в колонии Овцино, в Матокской - мыза Матокса (охота по билетам), в Рябовской - мыза Щеглово и им. Ириновка, в Колтушской - мыза Михайловская, с. Черная Речка и мыза Колтуши.Существовало "С.-Петербургское общество охотников Осиновой рощи". Охотились на лисиц, зайцев (осенью), волков, лосей (зимой), на лесную дичь (летом и осенью)

Из справочника "Всеволожский район Ленинградской области. Историко-географический справочник".
В.В.Ивлев. Санкт-Петербург, 1994
г.Промыслы крестьянского населения XIX века

Другие материалы в этой категории: « Водь Интерактивная карта границ »

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Дачникам и Садоводам. Статьи.
.