25 | 04 | 2017
Информация "Гарболово-oзеро"
Гарболово-озеро.Всеволожский район
Гарболово-Озеро
Главное меню. Гарболово-озеро
История Куйвозовской волости.Гарболово.
Краеведение
Среда обитания.
Законодательство
Природные стихии

Ингрия.Окончание.

ингерманландцыИнгерманладия (Гражданская война)

Участие в антибольшевистской борьбе на Северо-Западе двух полков ингерманландских финнов недостаточно освещено в отечественной историографии. Умолчание обо всем, связанном с ингерманландскими финнами в советское время не требует особых комментариев. 
Однако в трудах участников Белого Движения (мемуары Родзянко) 2-й Отдельный корпус ген. Родзянко входил в состав Северо-Западной добровольческой армии под командованием ген. Юденича) и современных историков (В.Смолин) мы можем встретить односторонне отрицательную оценку действий Западно-Ингерманландского полка, действовавшего вместе с Северо-Западной армией.
Упоминания о Северном Ингерманландском полке, который, будучи удален от основного театра военных действий более чем на сто километров, действовал совместно с Северо-Западной армией в октябре 1919, фактически отсутствуют.
В предреволюционные годы в Петербургской губернии проживало более 120 тыс. ингерманландских финнов. Во многих местностях финны составляли большинство населения (особенно в Северной Ингерманландии, близ старой границы с Финляндией). Наличие национальной интеллигенции, сильное национальное самосознание способствовали тому, что в период революций и гражданской войны сравнительно небольшой народ создал свое национальное движение, выдвинул собственные политические лозунги, которые могли быть реализованы в рамках демократического государства.
Сразу после Февральской революции 23 апреля 1917 в Петрограде проходит общенациональный съезд в котором участвуют более 200 делегатов, представляющих все приходы Ингерманландии. Избирается постоянно действующая Центральная Ингерманландская комиссия под руководством ректора Колпанской семинарии и редактора газеты “Нева” Каапре Тюнни, по своим политическим взглядам близкого к эсерам. Большинство решений первого и второго съездов касались реформы образования. Предусматривался полный перевод обучения на родной язык, что и было реализовано в течение нескольких месяцев.ингерманландцы Третий съезд, прошедший уже после большевистского переворота 10 марта 1918, принимает решение о формировании в местах компактного проживания волостных правлений – органов местного самоуправления.
Однако большевики не допускают их к власти. Волостные правления так и не приступили к работе, будучи заменены комитетами бедноты, не пользующимися авторитетом у большинства финских крестьян. Продразверстка и мобилизация в красную Армию приводят к вооруженному противостоянию. Летом 1918 восставшие крестьяне на несколько дней захватывают станции Волосово и Вруда. В восстании участвовали русские, финские и эстонские крестьяне – жители этих мест. Руководил восстанием ингерманландец – капитан русской армии П. Конто.
В Колтушах финские крестьяне несколько дней оказывали вооруженное сопротивление продотрядам. Этот эпизод вошел в финляндскую историографию как “картофельная война” (perunasota). Тысячи ингерманландцев бегут в Финляндию. 31 января 1919 в Хельсинки образуется Временный Комитет Ингерманландии, который возглавляет агроном профессор Тойкка. Позднее в него входит приехавший в Суоми Капре Тюнни. Идея помощи соплеменникам нашла горячий отклик среди финляндской общественности, однако ряд политических причин привел к тому, что серьезная помощь ингерманландцам так и не была оказана.26 марта 1919 г. ингерманландская делегация провела переговоры с президентом Эстонии К. Пятсом и главнокомандующим Й. Лайдонером. Результатом переговоров стало решение о формировании на территории Эстонии добровольческого трехбатальонного полка (1500 человек), вооружение и обмундирование которого брала на себя Эстония. Командный состав формировался в значительной мере из финляндских офицеров. Полк должен был принять участие в совместном с Северо-Западной армией и эстонцами наступлении на Петроград.
К началу мая был сформирован батальон (325 человек). Половину их составляли уроженцы Северной Ингерманландии. Командиром батальона стал капитан Александр Тюнни (брат Капре Тюнни),бывший офицер русской армии. 15 мая отряд принимает участие в наступлении Северо-Западной армии, высадившись с эстонских кораблей в районе Усть-Луги. Заняв Сойкинский полуостров, отряд пополнился 50 добровольцами из числа финнов и ижорцев. Пятс и Лайдонер Предпринятая 18 мая попытка занять крепость Копорье закончилась трагически. Полк, приближавшийся к крепости по открытой местности попал под ураганный пулеметный огонь. В бою погиб командир полка Алексантери Тюнни. Батальон потерял 43 человека. 24 мая крепость Копорье была занята.
К концу июня численность отряда вырастает до 1624 человек за счет пополнения, прибывшего из Инкери через Финляндию. Отряд был переформирован в трехбатальонный полк с артиллерийской батареей.В занятых деревнях ингерманландцы формировали органы самоуправления и назначали своих комендантов.
Велась агитация за свою политическую программу – широкую местную автономию в составе России. Во время формирования полка капитаном Хаапакоски был предложен флаг, созданный на основе герба Ингерманландии. Вскоре этот флаг стал восприниматься как флаг национального движения.С самого начала наступления угрожающая напряженность возникла в отношениях с русским командованием. Генерал Родзянко и его окружение видели опасный сепаратизм в существовании национального формирования с собственной политической программой и флагом. В свою очередь ингерманландские активисты видели в белых офицерах “реакционеров”, нетерпимо относящихся к любому проявлению национального самосознания.
Комендант Ямбурга Бибиков постоянно нагнетал обстановку, донося Родзянко об опасной сепаратистской пропаганде. В конце концов по требованию Родзянко полк был переподчинен русскому командованию (до этого полк был подчинен Эстонии), что вызвало недовольство финских офицеров.13 июня полк подошел к фортам Красная Горка и Серая Лошадь. В это время на Красной Горке произошло восстание.

Бойцы Западно-Ингерманландского полка не смогли пробиться к восставшему форту из-за сильного огня. Генерал Родзянко обвинил ингерманландцев в том, что они якобы скрыли от командования факт восстания и не оказали восставшим помощи. Ингерманландцы в свою очередь утверждали, что готовились перебросить подкрепление, но не смогли осуществить это из-за того, что русские войска заняли тыловой штаб, дезорганизовав работу. Однако Родзянко отдал приказ о расформировании обученного и боеспособного соединения.
Желающие могли вступить в другие части, что и сделали 350 человек, сведенные в отдельный батальон Островского полка. Остальные вернулись в Эстонию и, далее в Финляндию. Вскоре Северо-Западная армия потерпела поражение и отступила на рубеж реки Луга.                                                                

Северная Ингерманландия (июль-август 1919 г.)

Центр борьбы перемещается в Северную Ингерманландию, где восставшие крестьяне взяли под свой контроль 5 приграничных деревень в местности Кирьясало (приход Лемболово).Прошедшее в приграничной финской станции Рауту (ныне Сосново) собрание ингерманландских беженцев избрало Временную Комиссию Северной Ингерманландии. Для военного руководства ингерманландским полком 24 июля 1919 г. приглашается эверст-лейтенант (подполковник) Юрьё Эльфенгрен, молодой, но уже известный командир, одержавший во время гражданской войны в Финляндии блестящую победу над превосходящими силами красных под Рауту.

ИнгрманландияПодполковник Юрьё Эльфенгрен - уроженец Финляндии, дворянин, кадровый офицер, участник первой мировой, председатель Союза Георгиевских кавалеров, принимавший участие в наступлении Корнилова... После окончания гражданской войны вместе с Савинковым Эльфенгрен учреждает Народный Союз Защиты Родины и Свободы и в 1926 во время выполнения задания на территории России он был арестован ЧК и вскоре расстрелян.
Перед нами строки из уникального документа – протокола допроса полковника Эльвенгрена, касающегося ингерманландских событий. После десятилетий молчания историк Михаил Торгиайнен извлек их из спецхранов госбезопасности. Итак, предоставим слово полковнику Эльфенгрену.
“Вооружение этих крестьян было самое разнообразное, было их, должно быть, несколько сот человек и руководили ими свои же ингерманландцы из крестьян – бывшие унтер-офицеры и солдаты старой армии во главе с бывшим прапорщиком (Юкка Тирранен) военного времени и его братом (не военным). Был там еще один прапорщик военного времени некий Титтанен, по профессии корреспондент маленького ингерманландского органа печати дореволюционного времени, образование получивший в Колпанской семинарии. Происходил он из крестьянской семьи Северной Ингерманландии. Ни одного русского в этом первом восстании не участвовало, также ни одного финна. Произошло оно чисто местными силами.”
Первым приказом Эльфенгрена стал приказ о наступлении. 580 человек, вооруженных винтовками и 5-ю пулеметами неожиданно занимают крупный населенный пункт Лемболово в 20 км от старой границы. Приграничная полоса на протяжении 20-30 км оказывается под контролем повстанцев. Однако через 3 дня повстанцы вынуждены были отступить, сохранив однако за собой Кирьясало.
Позднее Эльфенгрен писал: ” Результат – спасение собственности от произвола разбойников, очистка от коммунистов и Советов приграничья. Потери – 4 легкораненных и один убитый”.
Власти Финляндии, недовольные несогласованным с ними выступлением, закрыли границу и прекратили помощь. Небольшая помощь пришла неожиданно только от шведоязычной военной школы (Nyland kampskola), участвовавшей в укреплении границы в районе Кивеннапа. Ее начальник Вольдемар Апфельгрен негласно помог боеприпасами. Но слабый фронт разрушался и Эльфенгрен отдал приказ отступать в Кирьясало...
"Вскоре после этих событий восстание вспыхнуло на побережье Ладоги в приходе Микулайнен (Никулясы). Отряд из 300-400 человек под командованием бывшего русского офицера Додонова ушел в Финляндию. Из них был сформирован 3-й батальон, базировавшийся в Метсапиртти недалеко от устья Вуоксы. Связь с ним оставалась проблемой в течение всего времени... Кроме этого события за наше отсутствие было получено известие о том, что на Ладожском озере один небольшой пароход («Примерный»), команда которого состояла из ингерманландцев, почти одновременно с имевшим место восстанием и пожарами перешел в финские воды и объявил себя участником Ингерманландского движения, предоставив себя в распоряжение Комитета. Что с этим пароходом делать и как быть, мы не могли придумать. Участие его в борьбе было не нужно, а содержание требовало расходов. В конце концов решили сдать его в аренду кому-нибудь и превратить эту расходную статью в небольшой, но стабильный доход."
Генерал Николай Юденич Эльфенгрен постоянно поддерживает контакт с представителем Юденича в Финляндии генералом Гулевичем. Однако отношения с Северо-Западной армией трудно назвать безоблачными. Юденич через Гулевича требует размещения в Кирьясало русских белых частей для открытия “второго фронта”. Эльфенгрен доказывает ему невозможность этого. Недоверие правительства Финляндии к Белому движению, откладывавшему признание независимости Финляндии до Учредительного Собрания, могло привести к прекращению помощи повстанцам.
Эльфенгрен же вызывал у многих финляндских (в особенности – егерей, воевавших в первую мировую в германской армии) военных подозрение в “прорусской ориентации”. Да и переброски белых через свою территорию Финляндия, скорее всего, не допустила бы. Правящие круги Финляндии в это время начинают готовить почву для заключения мирного договора с Советской Россией. Переговоры несколько раз начинаются и срываются из-за территориальных вопросов. Численность полка к тому времени достигает 1400 человек. Сроки нового выступления согласовываются с Юденичем. По роковой случайности оно начинается 21 октября – в день, когда Северо-Западная армия потерпела поражение у Пулковских высот. Вместе с Северо-Западной армией участие в наступлении принял воссозданный после долгих переговоров Западно-Ингерманландский полк, вновь наступавший по южному берегу Финского залива и дошедший до Ораниенбаума. Вместе с другими частями при поддержке английского монитора “Эребус” полк безуспешно пытается овладеть фортами. Во время ожесточенных боев под Ропшей полк теряет почти половину личного состава...
На короткое время пограничная полоса от Лемболова до побережья Ладоги вновь оказывается в руках повстанцев. Ожесточенные бои разгораются за станцию Куйвози (Грузино). На полчаса повстанцы занимают ее, но вскоре вынуждены отступить перед превосходящими силами красных, поддержанных артиллерией (3 орудия) и бронепоездом. Повстанцы снова сохраняют за собой Кирьясало – островок свободной Ингерманландии. Расположение Кирьясало, окруженного с трех сторон Финляндией, позволяло оборонять эту территорию.

“В тебе, наверное, течет кровь героя”

Известный в Финляндии писатель Юхани Конкка родился в Ингерманландии (Токсово) и в 15 лет вступил добровольцем в Северо-Ингерманландский полк. Немало страниц автобиографического романа “Огни Петербурга” посвящено эпизодам гражданской войны. Так описана его встреча с Ю.Эльфенгреном:
"Мне велели представиться командующему. И вот, сняв шапку, я с дрожью в ногах вхожу в раскрытую дверь. Полковник сидел за столом, постукивая трубкой о край чайного блюдца. Это был худой мужчина с впалыми щеками. Он строго посмотрел на меня, но уже в следующую минуту черные глаза улыбнулись мне.
– Откуда прибыл? – спросил он по-фински с сильным акцентом.
– Из Рауту.
– Ингерманландец?
– Да.
– Давно в Финляндии?
– Два дня.
– По-русски умеешь говорить?
– неожиданно произнес он по-русски без акцента.
– И писать можешь?
– Умею, – ответил я.
– И хорошо?
– Грубых ошибок не делаю.
– Где учился?
– Окончил народную школу и двуклассное училище, читал много, – сказал я смело посмотрев в глаза полковнику.
– А сколько тебе лет?
– Два месяца назад исполнилось пятнадцать.
– Всего? А выглядишь на все двадцать. Это мне говорили многие. Полковник подумал и снова набил трубку.
– Ты говоришь по-русски, это хорошо, можешь остаться при штабе, будешь помогать писарю.
– Я на фронт хочу, господин генерал, – произнес я.
В знаках различия я тогда не разбирался, но был уверен, что командир освободительной армии непременно должен быть генералом. Полковник ухмыльнулся и произнес: “Ты сейчас на фронте, разве не слышишь? ” Еще в дороге я слышал непрерывную канонаду. Но теперь снаряды падали где-то здесь, совсем рядом. Казалось, что они направлены именно сюда. Из окна я увидел, как один снаряд взорвался всего в двухстах шагах, срезав верхушку сосны.
“На передовую хочу, господин генерал,” – упрямо повторил я. Полковник посмотрел на сидящего в углу офицера и оба улыбнулись. “В тебе, наверное, течет кровь героя,” – произнес полковник: “Хорошо, лейтенант, возьмите парня к себе.”
Лейтенант, светловолосый молодой человек, был начальником военной школы. Он записал мое имя и дату рождения в записную книжку и увел с собой в деревню, где располагалась военная школа в паре километров от штаба.
Навстречу нам на трех лошадях везли раненных. На передней повозке лежали два бородатых солдата, на второй сидели четверо, на головах у них были окровавленные повязки, у двоих – руки на перевязи. Лошадь, запряженная в третью повозку, сама остановилась около нас, наверно привыкнув к этому в мирной жизни. Под мешковиной лежал кто-то, чье лицо не было видно. Второй сидел, свесив ноги. Рука его была на перевязи.
– Ваше благородие, не найдется табачку? – произнес он. Лейтенант ответил, что махорки нет, есть только трубочный табак. Набрав в кисете лейтенанта табака, он свернул из газетного листа цигарку, помогая пальцами раненной руки. Нахмурившись, солдат вдруг произнес: “А Матти Мякеляйнен взял и умер...”
– Тот, который под рогожкой,– спросил лейтенант.
– А кто же еще,посмотрите... Солдат поднял одеяло, приоткрыв осунувшееся бледное лицо, принявшее удивительно спокойное, умиротворенное выражение.
– Вместе на Германскую попали, три раза в штыковую ходили. И вот теперь на этой игрушечной войне... Жена и четверо детей остались в Рауту. Навылет в грудь две пули... Час назад сказал: Ничего, еще встану. Не встал. А полчаса назад уже говорит: не быть мне в живых, передай привет Софии и сыновьям.
– Под Куйвози ранены?
– Там…" (перевод А. Пюккенен)                                                                     

Государство площадью 30 кв.км

В конце ноября в Рауту прошло заседание Временной Комиссии Северной Ингерманландии, на котором вся полнота военной и гражданской власти передается Эльфенгрену. Полк фактически подчиняется Северо-Западного правительству. На средства, полученные от Северо-Западного правительства, полк был полностью обмундирован в форму собственного образца. В здании железнодорожных казарм в Рауту оборудуется госпиталь, в котором работает русский отряд Красного Креста, оказавшийся во время революции в Финляндии. К концу декабря личный состав насчитывает 1674 человека. Формируется собственная батарея из 4-х (по другим сведениям – 6) легких пушек, полученных от военного министерства. В тайне от финляндских властей проводятся более 7 партизанских рейдов в приграничные местности. Разведчики доходят до Токсова. Вводятся собственные награды. В начале 20-го года выходит первый номер газеты “Кирьясалон саномат”, печатавшейся на территории Финляндии в Кякисалми (Приозерск). Для финансовой поддержки в кирьясальской типографии выпускаются собственные почтовые марки, изображавшие ингерманландский герб, Токсовскую церковь и другие местные сюжеты.отряд ИнгерманландцевЭльфенгрен с известной долей юмора говорил о “государстве площадью 30 кв. км, имеющем герб, флаг, гимн, флот (пароход, шхуну и две ладьи)”. На территории Кирьясало существовал свой суд, включавший членов комитета, представителей военных и местных жителей. Впрочем местных жителей в пяти деревнях Кирьясало было немного – 348 человек. 


В феврале 1920 после роспуска Северо-Западного правительства финансовая поддержка прекращается. Под давлением финских властей Эльфенгрен уходит в отставку. На место Эльфенгрена руководить ингерманландским полком приходит финляндский офицер (Элия Рихтиниеми). Полк в несколько этапов сокращается до батальона и используется Финляндией в качестве пограничной стражи до конца 1920.
Невиданный в истории прецедент – границу государства охраняют граждане другого государства, базирующиеся опять же на территории другого государства. Ингерманландцы перестают быть самостоятельной политической силой. Решения Комиссии не влияют уже на батальон, ставший частью финской армии.
После заключения Тартуского мира батальон 5 декабря 1920 территория Кирьясало возвращалась Советской России, а Западно-Ингерманландский полк подлежал расформированию.5 декабря батальон выстроился на свой последний парад. После полевого богослужения был спущен ингерманландский флаг и командир батальона отдал исторический приказ “Шагом марш в Финляндию!” Мост через пограничную реку Тунгелманйоки (Смородинка) был украшен финскими флагами и еловыми ветвями. Через несколько дней в Липпола был зачитан приказ о расформировании батальона.

Прочитано 5294 раз Последнее изменение Воскресенье, 04 Март 2012 23:42

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Дачникам и Садоводам. Статьи.
Мы ВКонтакте
Полезные ссылки
.